Чижик-Пыжик. Магазин Елисеевых
00:06:15

Чижику-Пыжику не до «Авдеевых»
Нынче конюшен, друзья...
О «Магазине купцов Елисеевых»
Лучше поведаю я.

Много купцы проявили активности -
«Невский проспект» изумлён -
Яркость помпезности, декоративности -
Стиль нарушали времён...

«Ранний модерн» - «манифестом роскошества»
Выглядел сей «новострой»
«Новое слово» в анналах художества -
Рушило прежний устой...

Не виноват Барановский - заказчики,
Жаждали ярко блеснуть!..
А архитекторы - просто подрядчики -
Труден художников путь...

« Дом Елисеевых» недоумение
Вызвал в «элитных» кругах,
Как бы там не было, но,тем не менее,
Мы о нём пишем в стихах!..

Жаждою выпятить «роскошь купечества»
И свой товар показать -
Братья- купцы насыщали отечество
Всем, что могло услаждать
Все животы ярых чревоугодников
«Двор Императорский» весь -
Всем сладкоежкам, эстетам и модникам,
Было что вкусно поесть...

Стиль, изначально - рекламно-коммерческим
Выполнен был на заказ,
После. тот стиль, называли «купеческим» -
В нём, всё «звучит» напоказ!...

Первый этаж - магазином красуется -
Смотрит огромным окном,
Словно витрина, на Главную улицу
Весь «Елисеевский Дом»...

В нём витражи, облицовка гранитная,
Статуи красят фасад -
Суть их - искусство, торговля элитная -
Новый научный уклад...

Зал магазина убранством всех радует,
В два этажа высотой -
Весь в зеркалах - свет дробится, и падает
В душу вселяя покой...

А на витринах шикарными действами -
Пиршество явств воплоти -
Блещут продукты эпикурействами  -
Внемли, вкуси - заходи!...

Эпикурейство - себе наслаждения,
В чём-то мы ищем всегда...
Слушайте Чижика-Пыжика мнение -
Мне Наслажденье - еда!

Вина заморские, фрукты - экзотика,
И «чёрный жемчуг»  икры -
Свежее всё - просто пир для животика -
Целой планеты дары!...

Жалко в животике Чижик-Пыжика
Места не много совсем  -
Но, всё равно, то, что рядышком вижу я  -
Просто глазами поем!...

«Наипервейшей», конечно же свежести
Были продукты весь год -
Запахи радости, сладости, нежности
Звали к прилавкам народ!

Перед уходом, все фрукты заморские -
Съесть персоналу дано -
Всё настоящее, не бутафорское -
Жаль не давали вино...

В шесть часов вечера, как полагается
(Очень обычай был крут) -
В Пушку, у входа заряд  снаряжается -
Выстрел - и в небе салют!

У Шереметьева графа садовником -
Пётр Касаткин служил.
Он. к Рождеству преподнес графу скромненько
Ягоду ту, что взрастил...

Граф ему сразу сто рубликов выделил,
За землянику зимой....
Пётр из этого выгоду выудил
И развернул бизнес свой...

«Рубль Фармазонский»,  суть - он неразменный,
Был у Петра, говорят...
А если честно - талант был бесценный,
Что бы в «Калашный» стать ряд...

Пётр, Сергей и Григорий продолжили
Дело родного отца
И очень умно, стократно умножили
Вместе наследство купца.

Судьбы - любовью взрастают и рушатся -
Есть в ней такая напасть...
У Елисеевых можно накушаться,
Но не унять в душе страсть...

Так и сгубила «большую империю»
Гришина, поздняя страсть.
И развалилась богатства феерия -
«Бес в ребро» - это напасть...

С новой женой Елисеев в Париже
Скрылся от злобных интриг,
Скажет вам точно про то Чижик-Пыжик -
Жизнь - удивительный миг!..

Что было нажито, всё революция
Конфисковала в казну -
Можно сказать, то была контрибуция
За, перед Богом, вину...

Спят вечным сном Елисеевых пращуры  -
Смерть - и в Париже права...
Я посещал, как-то старое кладбище
«Сен-Женевьев де Буа»!

А магазин и сегодня красуется -
И украшает собой,
Старую, милую, главную улицу
Видом своим и едой...

Всё. Чижик-Пыжик домой направляется -
Надо к Фонтанке лететь.
Как вам мой стих, я надеюсь читается?
Можно его и пропеть!...

 

В застройке Невского проспекта это броское здание всегда привлекало внимание - насыщенной декоративностью и показной помпезностью. В отличие от такта, с которым другие архитекторы создавали застройку на главной улице Петербурга, магазин купцов    Елисеевых резко выделялся на фоне классических фасадов. Роскошное здание, возведенное в 1903 году архитектором Г.В.Барановским было своеобразным манифестом раннего модерна. Современники были шокированы необычностью стиля. Поэт Георгий Иванов писал: «На Невском, как грибы вырастали одно за другим «роскошные» здания - настоящие «монстры», вроде магазина Елисеева». Стиль торговых домов раннего модерна стали даже называть «купеческим» модерном.

Архитектор не был виноват – таков был заказ и желание владельца. Заказчиком этого эпатажно яркого здания был торговый дом «Братья Елисеевы». Модерн только набирал силу, и если в кругах высшего общества с осторожностью приглядывались к его замысловатым формам, то купцы Елисеевы не побоялись стать одними из первых. Сознательно броский облик и следование последней моде отвечали рекламно-коммерческому характеру предприятия. Первый этаж занял шикарный магазин. Огромное окно – витрина обращено к проспекту, цветные витражи контрастно сочетаются с массивной гранитной облицовкой. Украшают фасад скульптуры, аллегорически представляющие Торговлю, Промышленность, Искусство и Науку. Елисеевы с полным основанием могли гордиться – они поставили промышленность и науку себе на службу, а торговлю превратили в искусство.

Не уступало по уровню пафоса убранство интерьеров магазина: огромный, высотой в два этажа зал, эффектные зеркала в золоченых рамах дробили свет; кованые, изогнутые цветы украсили стены. На прилавках и в витринах разворачивалось театральное действо – пиршество гастрономии, прилавки ломились от товаров: лучший шоколад и вино, дорогая, но все же традиционная икра и экзотические плоды, доставленные со всех концов света.

Помимо прочего Елисеевский магазин славился фруктами «наипервейшей» свежести. При любом даже намеке на брак продукты на прилавок не поступали. Выбрасывать их было нельзя, уносить домой тоже, а потому Елисеев завел традицию - весь персонал магазина перед уходом домой поедал экзотические фрукты, не пошедшие в торговлю.
В Петербурге неосведомленные гости оказывались удивлены: в 6 часов вечера у входа в магазин на Невском пушкарь в костюме петровского времени заряжал небольшую пушечку, и раздавался выстрел - ежедневный салют дому Елисеевых.

Покупать у Елисеевых считалось за честь, они гарантировали качество. Тем более, что они имели почетное звание «Поставщиков императорского двора». Впрочем, созданное ими предприятие тоже напоминало империю. Ее создали три поколения бывших крестьян меньше чем за сто лет. Начало династии положил садовник графа Шереметьева Петр Касаткин, сын Елисеев. За свое мастерство (вырастил к Рождеству свежую землянику) он получил от щедрого барина 100 рублей. 36-летний Петр подался в Петербург имея на руках семью и эти самые 100 руб. Сметливый садовник стал продавать на Невском с лотка апельсины и вскоре уже снимал лавку «для торговли продуктами жарких поясов земли». Его фантастическая везучесть вызывала зависть: поговаривали, что у Елисеева есть неразменный фармазонский рубль, якобы выигранный им в кости, отсюда его богатство.
    
В 1824 г. Петр Елисеевич заявил свой капитал и записался купцом. После смерти родителя дело продолжили три его сына (Сергей, Григорий и Степан). Блестяще образованные, свободно говорящие на нескольких языках братья в 1858 г. учредили торговый дом с капиталом в 8 млн рублей. А с 1874 г. фирма удостоилась чести именоваться «поставщиками двора Его Императорского Величества».

В 1913 г. Товарищество пышно праздновало 100-летие фирмы. Во владении Елисеевых было 117 многоэтажных доходных домов в Пб, конный завод в Орловской губернии, виноградники в Крыму, Испании и Италии; заводы и фабрики, собственный флот, магазины и винные склады. Григорий Григорьевич Елисеев (последний владелец магазина) выступил инициатором создания первого коммерческого акционерного банка в России, являлся учредителем в других банках. «Дом братьев Елисеевых» был хорошо налаженным торгово-промышленным синдикатом мирового значения. Магазин аналогичный петербургскому планировалось открыть не только в крупных городах России, шли переговоры о открытии сети елисеевских магазинов в Америке.

Причиной краха Елисеевых стала страстная и безрассудная любовь главы дома. Григорию Григорьевичу было за 50, он женат и имеет шестерых детей; его юной возлюбленной Вере Васильевой исполнилось 20 лет. Супруга Елисеева давать развод категорически отказалась, не перенеся предательства мужа, она покончила собой. Но это был лишь первый акт семейной трагедии. Сыновья отвернулись от отца, дав клятву отнять у него дочь Машу, считая отца недостойным воспитывать девочку. Маша была похищена, судебное разбирательство длилось почти до 1917 г.

Сам Елисеев с новой женой еще до революции уже уехал в Париж. После революции все имущество Товарищества в России национализировали. Сыновья с отцом так никогда не помирились. Те из Елисеевых, кому удалось уехать во Францию похоронены на русском кладбище Парижа Сен-Женевьев де Буа.

Магазин на Невском по-прежнему называют Елисеевским, а в 1995 г. на здании установили мемориальную доску, посвященную купцам Елисеевым. Несмотря на все революционные бури и идеологические войны память оказалась сильнее.